Для начала хочу примирить эти стороны. Люди, относитесь более бережно друг к другу! Мы в мирное время живем. Если вы
умеете ездить на велосипеде и скептически или с высока смотрите на тех, кто не умеет, то для вас новость: есть люди с другими
талантами, каждый из них уважаемый специалист в своем деле, и, так сложилось, что у них радость и удовольствие от
велопрогулок еще впереди. Можете вы порадоваться за них? Или все еще расположены отпускать насмешки в их адрес?

Человек, сталкиваясь с определенными вопросами в своей жизни, обращается к соответствующим специалистам, это вполне
нормально, мы все так делаем. Риелтор, учитель, тренер, стилист, парикмахер, юрист, сантехник, систадмин, репетитор, врач…
Постоянно куда-то обращаемся. Найти велотренера и за 4 занятия обучиться - это простое и очевидное решение проблемы, чтобы
быстро начать кататься, правильно, красиво, и с удовольствием.

Для начала надо выбрать велосипед, на котором вы будете обучаться и потом ездить. Он должен подходить вам по росту.
Возможно, вы пытались кататься на большом велосипеде, при росте 152-165 см. Такая проблема часто встречается. Подробнее о
том, как выбрать подходящий велосипед, я написала в другой статье. Прежде чем садиться, поставьте, подходящую вам, высоту
седла. На время обучения оно будет установлено ниже, чем обычно. Сидя в седле вы должны доставать до земли ногами, но не
полностью ставить всю ступню на асфальт, а только носочек. Потом, когда вы научитесь, обязательно установите седло выше.
При кручении педалей нога должна полностью выпрямляться! Это очень важно для коленных суставов. Если вы будете всегда
ездить на полусогнутых ногах, суставы будут получать повышенный износ. Мышцы можно накачать или сдуть, а восстановить
суставы намного труднее, врачи говорят, что это невозможно.

Для обучения лучше подходит ровный асфальт без уклона. Найдите просторное место где нет людей и машин. Когда там
научитесь, переходите на следующий уровень: тротуар с людьми, дороги с машинами, парк с выскакивающими детьми, собаками.
Мой курс обучения включает прохождение всех этих этапов.

Сейчас буду подробно описывать упражнения и разъяснять, зачем каждое из них нужно. Упражнения выстроены в определенной
последовательности. Если вы не встретили упражнение, которое видели на других сайтах, это не значит, что я его не знаю. Тут
все продумано и многократно испытано на практике. Все, кто ко мне пришел обучаться, научился. Это, одновременно, и
интересно, и радостно. Потому, что на моих глазах происходит чудо, мы вместе делаем это. Бывает, придумываю упражнения для
конкретного человека, в этом и заключается индивидуальный подход. Когда упражнение получается, сразу двигаемся дальше.
Некоторые успевают за 4 занятия не только освоить прогулочное катание, но и разучить элементы спортивного катания.

Например, Наташа, 30 лет, кандидат мастера спорта по баскетболу. Упражнения для нее привычный образ жизни. Поехала на
первом же занятии, однако дополнительно сверх курса взяла 1 занятие, потому, что, есть многолетняя привычка - заниматься с
тренером, совершенствовать результаты в спорте. Мы с ней время зря не теряли, я ставила задачи все сложнее и сложнее, потому,
что вижу: она может. Другой пример, Ольга, 35 лет, 2 высших образования, красный диплом. Занималась всю жизнь науками, а
спортом -никогда. Ольге было по-настоящему физически трудно, осложнение еще было в том, что у нее была крепкая
потребность делать научные выводы, строить теории на каждом шагу. Понятие, предмет, сущность, метод… Известно, что многие
проблемы у нас в голове, а на деле, их может и не быть. Тем не менее, с ними надо считаться, уважать особенности каждого, ведь
они ему для чего-то нужны. Такому человеку нельзя давать задумываться о велосипеде. Смотреть, как делает упражнения,
направлять, а в это время напором говорить на разные другие светские занимательные темы: про животных, природу (политику и
религию лучше не затрагивать - это конфликтные темы, потому, что у каждого своя точка зрения), и вовлекать в разговор,
задавая вопросы, я заметила, так обучение происходит интенсивнее. Обучаем тело новым движениям, а не изучаем новую науку.
Примеров много…

Средний комплекс упражнений, для обучения езде на велосипеде.

1.  Классика - держать сзади велосипед за седло и водить его. Это можно поделать, но не долго, упражнение довольно
бесполезное, больше рассчитано на отдаление посадки в седло, что у некоторых вызывает панический ужас. Смысл в том,
чтобы вести за седло, не виляя рулем, затем поворачивать слегка, если надо поправлять руль рукой. Вилка на велосипедах
отрегулирована по-разному, некоторые будут сразу закруглять переднее колесо в бок, другие ехать стойко прямо. То и
другое - норм. Постарайтесь не задумываться почему так происходит. Мы учим тело новым движениям, и все.
2. Сядьте в седло. Нажмите на рычаг тормоза. Переднего колеса или заднего не важно, можно обеих. Отталкивайтесь от
земли каждой ногой поочередно. Переваливайтесь с велосипедом вместе из стороны в сторону. В дальнейшем, остановка
всякий раз у вас будет происходить так: нажать на тормоз, после этого поставить ногу на землю. Не важно, какую ногу,
куда велосипед на этот раз «завалится», той ногой и опереться. Итак, ставить каждую ногу в сторону на землю, вот, что мы
при этом тренируем.
3. Сидя в седле, поставьте ногу на педаль, которая сейчас внизу. Другой ногой постепенно шагайте по асфальту. То же другой
ногой. Если получается, что вы «заваливаетесь» в другую сторону, то не обращайте на это внимание, продолжайте
двигаться вперед.
4. Встаньте с велосипеда. Возьмите его за руль и бегите рядом с ним. Пробежав 3-5 метров, нажмите на тормоз рукой. Или
лучше двумя руками на обе ручки тормозов. Постарайтесь так тормозить, чтобы заднее колесо не подскакивало. Теперь то
же с другой стороны велосипеда. Бегайте так 50-100 метров. Это нужно для того, чтобы вы почувствовали, как работают
тормоза. Что происходит, если сильно нажать или если плавно нажимать. Тормоз у вас должен быть всегда на готове.

Возможно, выглядит, как долгий и тернистый путь, это потому, что вам сейчас приходится быть и тренером, и учеником
одновременно.

5.   Повторите 2, 3 упражнения. На втором подходе получится намного лучше.
6.   Сядьте в седло. Поставьте ногу на педаль, которая сейчас находится вверху. Прокрутите педаль ногой, вторая нога при
этом шагает по асфальту. Не разгоняйтесь. Теперь поставьте другую ногу на педаль, которая оказалась на верху, так же
прокрутите педаль вперед. Притормаживаете ручкой тормоза, если вам кажется, что едете быстро. Так продвигайтесь
прокручивая каждую педаль отдельно поочередно.
7.   То-же, что упражнение 3, только после 3-5 отталкиваний от асфальта ногой, нажимайте рукой на тормоз до полной
остановки.
8.   То-же, что упражнение 6, только после каждого прокручивания, нажимайте рукой на тормоз до полной остановки.
9.   Повторите упражнение 4. Чередование упражнений дает каждый раз лучший результат.
10. Повторите упражнения 7, 6.
11. Сидя в седле, поставьте ногу на педаль, которая сейчас внизу. Другой ногой постепенно шагайте по асфальту. Теперь 
дотроньтесь, шагающей ногой до педали. Не поставьте ногу на педаль, а быстро дотроньтесь и поставьте опять на землю. 3
шага и дотрагивание, 3 шага и дотрагивание. То же другой ногой. Если получается, что вы «заваливаетесь» в другую
сторону, то не обращайте на это внимание, продолжайте двигаться вперед.

Отдельно хочется сказать про «заваливания» в сторону. У велосипеда 2 точки опоры - 2 колеса. Чтобы он не упал, надо поставить
третью точку опоры - это ваша нога. Остановка происходит так: после того, как вы нажали рукой на тормоз или покрутили
педали назад (смотря какой у вас велосипед), опираетесь ногой о землю. Вам должно быть одинаково удобно опираться любой
ногой. При этом велосипед оказывается наклонен в сторону. Из чего следует, что вы не заваливаетесь, а теряете скорость и
просто останавливаетесь.

В первый день у нас нет цели поехать. Такое бывает, но не расстраивайтесь, не ругайте себя, если вы не поехали в первый же
день тренировок, наберитесь терпения.

Все основные упражнения перечислены, есть еще вспомогательные, индивидуальные… После успешного выполнения, пора
решиться. В какой-то момент надо решиться! Это выход из зоны комфорта. Вы уже приложили много усилий, наступает момент
самого главного. Некоторые предлагают первое время держать ученика. Не увлекайтесь этим, следите, чтобы при этом не
наращивался страх. Вообще следить надо на каждом шагу, направлять процесс. Во время обучения не используйте негативных
слов. Не психуйте. Человек находится в таком состоянии, что у него закладывается новая веточка в жизни. Больше одобрения и
поддержки, нельзя судить строго. Не жалейте добрых слов. Радуйтесь успехам, большим и маленьким. Закладывается отношение к
езде на велосипеде, куда-то глубоко в подсознание. Кататься на велосипеде - это удовольствие, к тому же еще и полезное для
здоровья.

Как начать ехать? 2 варианта. Выбирайте любой. Скорее всего вы будете использовать оба.

1. Начните с прокручивания педали, затем ставьте вторую ногу тоже на педаль, и сразу начинайте крутить. При этом не
вцепляйтесь в руль, не опирайтесь на него. Опора на туловище и ноги. Руль только придерживайте, расслабьте локти. Если
велосипед заваливается в сторону, как только вы ставите вторую ногу на педаль, это означает: вы не задали скорость и он
просто останавливается.
2. Поставьте ногу на педаль, которая сейчас внизу. Отталкивайтесь как следует от земли другой ногой 1-2 раза. Ставьте
вторую ногу на педаль и сразу начинайте крутить.

Когда вы поедете, помните: остановка всегда должна происходить по вашей воле. Не «ура я поехал, а дальше будь, что
будет!», а остановка по вашей воле. Плавно нажмите на тормоз и поставьте ногу. Сначала тормоз, потом ногу! Не тормозите
ногой. Сначала вы будете проезжать маленькие отрезки, затем длиннее. Руль будет вилять первое время, это у всех так
происходит, через 1-2 дня он выравнивается сам.

Переключение передач. Попробуйте, во время езды переключать передачи. Что вы чувствуете? То легче крутить, то труднее.
Обратите внимание, что легче крутить на пониженных передачах. Используйте эту возможность снизить физическую нагрузку,
когда будете ехать в гору. Не потому, что я так сказала, а вы должны сами это почувствовать. Если вам нравится прилагать
большие усилия, и вы получаете драйв от того, что все мышцы максимально работают, пожалуйста, вспомните о коленных
суставах, им сейчас «не айс»! Распределяйте равномерно нагрузку, при помощи переключения передач. Подул ветер, выехали
на грунт с асфальта, начался подъем, пусть даже не большой - понижайте передачу. Чувствуйте ногами какую передачу
ставить, а не учите наизусть «как надо».

Не расслабляйтесь, это еще не все) Посмотрите, полностью ли выпрямляется у вас нога, при кручении педалей? Нет. Сидение
надо поднимать. При этом, вы уже не будете доставать ногами до земли, сидя в седле. А это и не обязательно, потому, что,
теперь мы будем разучивать новый способ старта "из положения стоя". Это надо показывать... Напомню, это делается для
того, чтобы зря не изнашивать коленные суставы.

Привычка вырабатывается у человека, в среднем, за 21 день. После того, как вы поехали, надо регулярно кататься, 2-3 раза в
неделю в течении месяца. Есть такое понятие - мышечная память. Движения новые для вас, их надо хорошенько раскатать,
запомнить. После этого, можно сказать, что вы на всю жизнь научились кататься на велосипеде.

Все, что написано выше относится к прогулочному катанию. Спортивное катание - другое.

Пожалуй, еще опишу превставания. Превставать в седле потребуется во время проезда по маленьким бордюрам, неровностям,
кочкам, корням деревьев в лесу и др. В это время сидение бьет по попе. Сначала так: едьте прямо на велосипеде и через
некоторое время задерживайте педали паралельно земле, т.е. на одинаковом расстоянии от земли. Затем, превставайте на
параллельных педалях, опирайтесь одинаково на обе ноги. Если у вас одна педаль будет внизу, а другая вверху, то проезжая
бордюр, вы можете чиркануть по нему нижней педалью.

Понятно, что чтение текста не дает полного представления. На тренировках я все движения показываю, все происходит в 3D.
Может, эти слова и полезные, но это всего лишь слова, сидя у компьютера кататься не научишься…

Записаться на обучение к автору статьи

Как выбрать подходящий велосипед

Сегодня существует большой выбор велосипедов. Если начать углубляться, то это займет много времени и не всем будет
интересно. Предлагаю рассмотреть то, что отражает интересы людей, катающихся по асфальту и по грунту без фанатизма и, в то
же время, с комфортом. То, что я выбираю для себя в повседневной жизни.

Выбор маунтинбайка (горного велосипеда). Минимальные признаки приличной комплектации:

1) Отсутствие пластмассы на шатунах и рычажках тормозов.
2) «Двойные» обода.
3) Безрезьбовая рулевая колонка (вынос руля, зажимаемый двумя болтами).
4) ВедОмые задние звездочки в кассете (самая маленькая звездочка - 11-12 зубьев),
    а не в трещетке (самая маленькая звездочка - 13-14 зубьев).

Если вам не все понятно, предлагаю распечатать эти 4 пункта, и показать там, где вы планируете покупать велосипед. Приличной
комплектации велосипед в 2018 году стоит примерно от 20000 рублей.
Далее, подберите размер велосипеда, в соответствии с вашим ростом. Я пришла к выводу, что эта распостраненная таблица
ростовки велосипедов, подходит больше к мужским велосипедам. Велосипеды с женской рамой имеют свои особенности.
Возьмите первую цифру из колонки "Рост велосиедиста", она больше соответствует значению в соседней колонке. Это означает,
что при росте девушки 170 см подходит женский велосипед с размером рамы 19 дюймов.
вело-битца
Москва, Северное Бутово, ул. Грина, д. 17
+7(926) 847-02-21, E-mail: zng12.12@gmail.com   
Как научиться кататься на велосипеде
Как выбрать подходящий велосипед
Укрощение велосипеда. Марк Твен (очень смешной рассказ)

Как научиться кататься на велосипеде

Почему я решила написать эту статью? Казалось бы, я обучаю езде на
велосипеде, разработала опытным путем, свой комплекс упражнений, было бы
не логично открыть его всем, это же мой хлеб. Однако, я заметила, что
несмотря на наличие комплексов упражнений, представленных в интернет, люди
все равно ищут тренера, потому, что существуют реальные, а не выдуманные
проблемы с обучением, я их вижу каждый день.

Разделим людей на тех, кто умеет и на тех, кто не умеет ездить на велосипеде.

Те, кто умеет рассуждают так:
- что там учиться, сел и поехал,
- надо педали снять, и как на беговеле ходить,
- надо с горки запускать и человек сам научится,
- надо сзади за сидение держать, и бегать за человеком.

Те, кто не умеет рассуждают так:
- страшно, что буду падать,
- в детстве легче научиться,
- я заваливаюсь, не могу держать баланс,
- не удобно, ногами до земли не достаю,
- боюсь врезаться в людей.
мастерская         прокат         магазин         активные туры           
статьи         сотрудничество   
 
 
Когда я обучаю езде на велосипеде, мне часто задают вопросы, о том как выбрать, и где купить себе велосипед. По-этому, решила написать, на что стоит обратить внимание при покупке велосипеда. Я, так же, закупаю качественные велосипеды оптом и продаю своим ученикам, и всем желающим, по привлекательным ценам. Подбираю индивидуально под ваши задачи и цели.


Укрощение велосипеда.  Марк Твен

Подумав хорошенько, я решил, что справлюсь с этим делом. Тогда я пошел и купил
бутыль свинцовой примочки и велосипед. Домой меня провожал инструктор, чтобы
преподать мне начальные сведения. Мы уединились на заднем дворе и принялись за дело.

Велосипед у меня был не вполне взрослый, а так, жеребеночек - дюймов пятидесяти,
с укороченными педалями и резвый, как полагается жеребенку. Инструктор кратко
описал его достоинства, потом сел ему на спину и проехался немножко, чтобы показать,
как это просто делается. Он сказал, что труднее всего, пожалуй, выучиться соскакивать,
так что это мы оставим напоследок. Однако он ошибся. К его изумлению и радости
обнаружилось, что ему нужно только посадить меня и отойти в сторонку, а соскочу я
сам. Я соскочил с невиданной быстротой, несмотря на полное отсутствие опыта. Он
стал с правой стороны, подтолкнул машину - и вдруг все мы оказались на земле: внизу
он, на нем я, а сверху машина.

Осмотрели машину - она нисколько не пострадала. Это было невероятно. Однако
инструктор уверил меня, что так оно и есть; и действительно, осмотр подтвердил его
слова. Из этого я должен был, между прочим, понять, какой изумительной прочности
вещь мне удалось приобрести. Мы приложили к синякам свинцовую примочку и начали снова. Инструктор на этот раз стал с левой стороны, но и я свалился на левую, так что результат получился тот же самый.

Машина осталась невредима. Мы еще раз примочили синяки и начали снова. На этот раз инструктор занял безопасную позицию сзади велосипеда, но, не знаю уж каким образом, я опять свалился прямо на него.

Он не мог прийти в себя от восторга и сказал, что это прямо-таки сверхъестественно: на машине не было ни царапинки, она нигде даже не расшаталась. Примачивая ушибы, я сказал, что это поразительно, а он ответил, что когда я хорошенько разберусь в конструкции велосипеда, то пойму, что его может покалечить разве только динамит. Потом он, хромая, занял свое место, и мы начали снопа. На этот раз инструктор стал впереди и велел подталкивать машину сзади. Мы тронулись с моста значительно быстрее, тут же наехали на кирпич, я перелетел через руль, свалился головой вниз, инструктору на спину, и увидел, что велосипед порхает в воздухе, застилая от меня солнце. Хорошо, что он упал на нас: это смягчило удар, и он остался цел.

Через пять дней я встал, и меня повезли в больницу навестить инструктора; оказалось, что он уже поправляется. Не прошло и недели, как я был совсем здоров. Это оттого, что я всегда соблюдал осторожность и соскакивал на что-нибудь мягкое. Некоторые рекомендуют перину, а по-моему - инструктор удобнее.

Наконец инструктор выписался из больницы и привел с собой четырех помощников. Мысль была неплохая. Они вчетвером держали изящную машину, покуда я взбирался на седло, потом строились колонной и маршировали по обеим сторонам, а инструктор подталкивал меня сзади; в финале участвовала вся команда.

Велосипед, что называется, писал восьмерки, и писал очень скверно. Для того чтобы усидеть на месте, от меня требовалось очень многое и всегда что-нибудь прямо-таки противное природе. Противное моей природе, но не законам природы. Иначе говоря, когда от меня что-либо требовалось, моя натура, привычки и воспитание заставляли меня поступать известным образом, а какой-нибудь незыблемый и неведомый мне закон природы требовал, оказывается, совершенно обратного. Тут я имел случай заметить, что мое тело всю жизнь воспитывалось неправильно. Оно погрязло в невежестве и не знало ничего, ровно ничего такого, что могло быть ему полезно. Например, если мне случалось падать направо, я, следуя вполне естественному побуждению, круто заворачивал руль налево, нарушая таким образом закон природы. Закон требовал обратного: переднее колесо нужно поворачивать в ту сторону, куда падаешь. Когда тебе это говорят, поверить бывает трудно. И не только трудно - невозможно, настолько это противоречит всем твоим представлениям. А сделать еще труднее, даже если веришь, что это нужно. Не помогают ни вера, ни знание, ни самые убедительные доказательства; сначала просто невозможно заставить себя действовать по-новому. Тут на первый план выступает разум: он убеждает тело расстаться со старыми привычками и усвоить новые.

С каждым днем ученик делает заметные шаги вперед. К концу каждого урока он чему-нибудь да выучивается и твердо знает, что выученное навсегда останется при нем. Это не то, что учиться немецкому языку: там тридцать лет бредешь ощупью и делаешь ошибки; наконец думаешь, что выучился, - так нет же, тебе подсовывают сослагательное наклонение - и начинай опять сначала. Нет, теперь я вижу, в чем беда с немецким языком: в том, что с него нельзя свалиться и разбить себе нос. Это поневоле заставило бы приняться за дело вплотную. И все-таки, по-моему, единственный правильный и надежный путь научиться немецкому языку - изучать его по велосипедному способу. Иначе говоря, взяться за одну какую-нибудь подлость и сидеть на ней до тех пор, пока не выучишь, а не переходить к следующей, бросив первую на полдороге.

Когда выучишься удерживать велосипед в равновесии, двигать его вперед и поворачивать в разные стороны, нужно переходить к следующей задаче - садиться на него. Делается это так: скачешь за велосипедом на правой ноге, держа левую на педали и ухватившись за руль обеими руками. Когда скомандуют, становишься левой ногой на педаль, а правая бесцельно и неопределенно повисает в воздухе; наваливаешься животом на седло и падаешь - может, направо, может, налево, но падаешь непременно. Встаешь - и начинаешь то же самое сначала. И так несколько раз подряд.

Через некоторое время выучиваешься сохранять равновесие, а также править машиной, не выдергивая руль с корнем. Итак, ведешь машину вперед, потом становишься на педаль, с некоторым усилием заносишь правую ногу через седло, потом садишься, стараешься не дышать, - вдруг сильный толчок вправо или влево, и опять летишь на землю.

Однако на ушибы перестаешь обращать внимание довольно скоро и постепенно привыкаешь соскакивать на землю левой или правой ногой более или менее уверенно. Повторив то же самое еще шесть раз подряд и еще шесть раз свалившись, доходишь до полного совершенства. На следующий раз уже можно попасть на седло довольно ловко и остаться на нем, - конечно, если не обращать внимания на то, что ноги болтаются в воздухе, и на время оставить педали в покое; а если сразу хвататься за педали, то дело будет плохо. Довольно скоро выучиваешься ставить ноги на педали не сразу, а немного погодя, после того как научишься держаться на седле, не теряя равновесия. Тогда можно считать, что ты вполне овладел искусством садиться на велосипед, и после небольшой практики, это будет легко и просто, хотя зрителям на первое время лучше держаться подальше, если ты против них ничего не имеешь.

Теперь пора уже учиться соскакивать по собственному желанию; соскакивать против желания научаешься прежде всего. Очень легко в двух-трех словах рассказать, как это делается. Ничего особенного тут не требуется, и, по-видимому, это нетрудно; нужно опускать левую педаль до тех пор, пока нога не выпрямится совсем, повернуть колесо влево и соскочить, как соскакивают с лошади. Конечно, на словах это легче легкого, а на деле оказывается трудно. Не знаю, почему так выходит, знаю только, что трудно. Сколько ни старайся, слезаешь не так, как с лошади, а летишь кувырком, точно с крыши. И каждый раз над тобой смеются.

II

В течение целой недели я обучался каждый день часа по полтора. После двенадцатичасового обучения курс науки был закончен, так сказать, начерно. Мне объявили, что теперь я могу кататься на собственном велосипеде без посторонней помощи. Такие быстрые успехи могут показаться невероятными. Чтобы обучиться верховой езде хотя бы начерно, нужно гораздо больше времени.

Правда, я бы мог выучиться и один, без учителя, только это было бы рискованно: я от природы неуклюж. Самоучка редко знает что-нибудь как следует и обычно в десять раз меньше, чем узнал бы с учителем; кроме того, он любит хвастаться и вводить в соблазн других легкомысленных людей. Некоторые воображают, будто несчастные случаи в нашей жизни, так называемый "жизненный опыт", приносят нам какую-то пользу. Желал бы я знать, каким образом? Я никогда не видел, чтобы такие случаи повторялись дважды. Они всегда подстерегают нас там, где не ждешь, и застают врасплох. Если личный опыт чего-нибудь стоит в воспитательном смысле, то уж, кажется, Мафусаила но переплюнешь, - и все-таки, если бы старик ожил, так, наверное, первым делом ухватился бы за электрический провод, и его свернуло бы в три погибели. А ведь гораздо умнее и безопаснее для него было бы сначала спросить кого-нибудь, можно ли хвататься за провод. Но ему это как-то не подошло бы: он из тех самоучек, которые полагаются на опыт; он захотел бы проверить сам. И в назидание себе он узнал бы, что скрюченный в три погибели патриарх никогда не тронет электрический провод; кроме того, это было бы ему полезно и прекрасно завершило бы его воспитание - до тех пор, пока в один прекрасный день он не вздумал бы потрясти жестянку с динамитом, чтобы узнать, что в ней находится.

Но мы отвлеклись в сторону. Во всяком случае, возьмите себе учителя - это сбережет массу времени и свинцовой примочки.

Перед тем как окончательно распроститься со мной, мой инструктор осведомился, достаточно ли я силен физически, и я имел удовольствие сообщить ему, что вовсе не силен. Он сказал, что из-за этого недостатка мне первое время довольно трудно будет подниматься в гору на велосипеде, но что это скоро пройдет. Между его мускулатурой и моей разница была довольно заметная. Он хотел посмотреть, какие у меня мускулы. Я ему показал свой бицепс - лучшее, что у меня имеется по этой части. Он чуть не расхохотался и сказал: - Бицепс у вас дряблый, мягкий, податливый и круглый, скользит из-под пальцев, в темноте его можно принять за устрицу и метке. Должно быть, лицо у меня вытянулось, потому что он прибавил ободряюще: - Это не беда, огорчаться тут нечего; немного погодя вы не отличите ваш бицепс от окаменевшей почки. Только не бросайте практики, ездите каждый день, и все будет в порядке.

После этого он со мной распростился, и я отправился один искать приключений. Собственно, искать их не приходится, это так только говорится, - они сами вас находят.

Я выбрал безлюдный, по воскресному тихий переулок шириной ярдов в тридцать. Я видел, что тут, пожалуй, будет тесновато, но подумал, что если смотреть в оба и использовать пространство наилучшим образом, то как-нибудь можно будет проехать.

Конечно, садиться на велосипед в одиночестве оказалось не так-то легко: но хватало моральной поддержки, не хватало сочувственных замечаний инструктора: "Хорошо, вот теперь правильно. Валяйте смелей, вперед!" Впрочем, поддержка у меня все-таки нашлась. Это был мальчик, который сидел на заборе и грыз большой кусок кленового сахару.

Он живо интересовался мной и все время подавал мне советы. Когда я свалился в первый раз, он сказал, что на моем месте непременно подложил бы себе подушки спереди и сзади - вот что! Во второй раз он посоветовал мне поучиться сначала на трехколесном велосипеде. В третий раз он сказал, что мне, пожалуй, не усидеть и на подводе. В четвертый раз я кое-как удержался на седле и поехал по мостовой, неуклюже виляя, пошатываясь из стороны в сторону и занимая почти всю улицу. Глядя на мои неуверенные и медленные движения, мальчишка преисполнился презрения и завопил: - Батюшки! Вот так летит во весь опор!

Потом он слез с забора и побрел по тротуару, не сводя с меня глаз и порой отпуская неодобрительные замечания. Скоро он соскочил с тротуара и пошел следом за мной. Мимо проходила девочка, держа на голове стиральную доску; она засмеялась и хотела что-то сказать, но мальчик заметил наставительно: - Оставь его в покое, он едет на похороны. Я с давних пор знаю эту улицу, и мне всегда казалось, что она ровная, как скатерть: но, к удивлению моему, оказалось, что это неверно. Велосипед в руках новичка невероятно чувствителен: он показывает самые тонкие и незаметные изменения уровня, он отмечает подъем там, где неопытный глаз не заметил бы никакого подъема; он отмечает уклон везде, где стекает вода. Подъем был едва заметен, и я старался изо всех сил, пыхтел, обливался потом, - и все же, сколько я ни трудился, машина останавливалась чуть ли не каждую минуту. Тогда мальчишка кричал: - Так, так! Отдохни, торопиться некуда. Все равно без тебя похороны не начнутся.

Камни ужасно мне мешали. Даже самые маленькие нагоняли на меня страх. Я наезжал на любой камень, как только делал попытку его объехать, а не объезжать его я не мог. Это вполне естественно. Во всех нас заложено нечто ослиное, неизвестно по какой причине.

В конце концов я доехал до угла, и нужно было поворачивать обратно. Тут нет ничего приятного, когда приходится делать поворот в первый раз самому, да и шансов на успех почти никаких. Уверенность в своих силах быстро убывает, появляются всякие страхи, каждый мускул каменеет от напряжения, и начинаешь осторожно описывать кривую. Но нервы шалят и полны электрических искр, и кривая живехонько превращается в дергающиеся зигзаги, опасные для жизни. Вдруг стальной конь закусывает удила и, взбесившись, лезет на тротуар, несмотря на все мольбы седока и все его старания свернуть на мостовую. Сердце у тебя замирает, дыхание прерывается, ноги цепенеют, а велосипед все ближе и ближе к тротуару. Наступает решительный момент, последняя возможность спастись. Конечно, тут все инструкции разом вылетают из головы, и ты поворачиваешь колесо от тротуара, когда нужно повернуть к тротуару, и растягиваешься во весь рост на этом негостеприимном, закованном в гранит берегу. Такое уж мое счастье: все это я испытал на себе. Я вылез из-под неуязвимой машины и уселся на тротуар считать синяки.

Потом я пустился в обратный путь. И вдруг я заметил воз с капустой, тащившийся мне навстречу. Если чего-нибудь не хватало, чтоб довести опасность до предела, так именно этого. Фермер с возом занимал середину улицы, и с каждой стороны воза оставалось каких-нибудь четырнадцать - пятнадцать ярдов свободного места. Окликнуть его я не мог - начинающему нельзя кричать: как только он откроет рот, он погиб; все его внимание должно принадлежать велосипеду. Но в эту страшную минуту мальчишка пришел ко мне на выручку, и на сей раз я был ему премного обязан. Он зорко следил за порывистыми и вдохновенными движениями моей машины и соответственно извещал фермера: - Налево! Сворачивай налево, а не то этот осел тебя переедет. Фермер начал сворачивать. - Нет, нет, направо! Стой! Не туда! Налево! Направо! Налево, право, лево, пра... Стой, где стоишь, не то тебе крышка! Тут я как раз заехал подветренной лошади в корму и свалился вместе с машиной. Я сказал: - Черт полосатый! Что ж ты, не видел, что ли, что я еду? - Видеть-то я видел, только почем же я знал, в какую сторону вы едете? Кто же это мог знать, скажите, пожалуйста? Сами-то вы разве знали, куда едете? Что же я мог поделать? Это было отчасти верно, и я великодушно с ним согласился. Я сказал, что, конечно, виноват не он один, но и я тоже.

Через пять дней я так насобачился, что мальчишка не мог за мной угнаться. Ему пришлось опять залезать на забор и издали смотреть, как я падаю.

В одном конце улицы было несколько невысоких каменных ступенек на расстоянии ярда одна от другой. Даже после того, как я научился прилично править, я так боялся этих ступенек, что всегда наезжал на них. От них я, пожалуй, пострадал больше всего, если не говорить о собаках. Я слыхал, что даже первоклассному спортсмену не удастся переехать собаку: она всегда увернется с дороги. Пожалуй, это и верно; только мне кажется, он именно потому не может переехать собаку, что очень об этом старается. Я вовсе не старался переехать собаку. Однако все собаки, которые мне встречались, попадали под мой велосипед. Тут, конечно, разница немалая. Если ты стараешься переехать собаку, она сумеет увернуться, но если ты хочешь ее объехать, то она не сумеет верно рассчитать и отскочит не в ту сторону, в какую следует. Так всегда и случалось со мной. Я наезжал на всех собак, которые приходили смотреть, как я катаюсь. Им нравилось на меня глядеть, потому что у нас по соседству редко случалось что-нибудь интересное для собак. Немало времени я потратил, учась объезжать собак стороной, однако выучился даже и этому.

Теперь я еду, куда хочу, и как-нибудь поймаю этого мальчишку и перееду его, если он не исправится.

Купите себе велосипед. Не пожалеете, если останетесь живы.

Марк Твен.
велошкола         обучение на беговых лыжах         обучение скандинавской ходьбе     
 
Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика